16+

Газета «Первомайский вестник»

Главная / Статьи / Владимир Тарасов рассказал о новых вызовах времени
04.08.2020 09:21
  • 6
В печати не опубликовано!

Владимир Тарасов рассказал о новых вызовах времени

Какой он — мир без границ? Межэтнические, религиозные и иные конфликты представителей различных социокультурных групп перекочевали из офлайна в Сеть, но стали ли они легче разрешаться?

О новых вызовах времени мы говорим с начальником Департамента Губернатора и Правительства Алтайского края по обеспечению региональной безопасности Владимиром Тарасовым.

– Владимир Анатольевич, 29 мая 2020 года Президент Российской Федерации В.В. Путин в целях обеспечения дальнейшей реализации государственной политики в сфере противодействия экстремизму в Российской Федерации утвердил новую редакцию Стратегии противодействия экстремизму в до 2025 года. Могли бы вы для неискушенного читателя объяснить зачем понадобилась новая антиэкстремистская стратегия, и сделать небольшой сравнительный анализ предыдущей и новой редакций Стратегии.

– Обращаю ваше внимание на данные о росте в первом полугодии 2020 года в России числа преступлений террористического характера почти на 22% по сравнению с аналогичным периодом 2019 года, а числа экстремистских преступлений — почти на 41%. Об этом говорится в статистических данных МВД России.

В условиях непростой социально-экономической обстановки, вызванной в том числе эпидемией коронавируса, люди вышли из привычного графика жизни, больше времени проводили в самоизоляции, погружаясь в глубины Интернета. В результате около половины упомянутых преступлений связаны с призывами к экстремизму в Интернете, где происходит негативное информационно-психологическое воздействие на наших граждан, в том числе имеют место попытки вовлечения в экстремистскую деятельность молодых людей для дестабилизации общественно-политической обстановки в стране.

Вместе с тем почти 10% от названного числа преступлений экстремистской направленности составляют насильственные преступления — хулиганство, угроза убийством и побои, совершенные по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды.

Поэтому утверждение новой редакции Стратегии противодействия экстремизму в России до 2025 года не является ситуационным капризом или правовым экспериментом. Почти на 50% это новый документ.

В новой редакции Стратегии:

· впервые используется понятие «идеология насилия» — совокупность взглядов и идей, оправдывающих применение насилия для достижения политических, идеологических, религиозных и иных целей». Впервые экстремизм, общественно опасные противоправные действия, рассматриваются как «угрожающий конституционному строю Российской Федерации, нарушению единства и территориальной целостности Российской Федерации»;

· впервые отмечено, что «участились случаи привлечения в ряды экстремистских организаций несовершеннолетних лиц, поскольку они не только легче поддаются идеологическому и психологическому воздействию, но и при определенных обстоятельствах не подлежат уголовной ответственности»;

· впервые затронута проблема радикализации отечественной спортивной среды: «сильную тревогу вызывает распространение радикализма в спортивной сфере, в том числе в спортивных школах и клубах, а также проникновение приверженцев экстремистской идеологии в тренерско-преподавательский состав»;

· особо подчеркнута роль миграционного фактора: – «сложившаяся в отдельных субъектах и населенных пунктах Российской Федерации неблагоприятная миграционная ситуация, которая приводит к дестабилизации рынка труда, социально-экономической обстановки, оказывает негативное влияние на межнациональные (межэтнические) и межконфессиональные отношения»;

Если коротко, то Стратегия приоритетными направлениями антиэкстремистской деятельности органов государственной власти определяет предупреждение межнациональных и межконфессиональных конфликтов, повышение эффективности профилактики экстремизма среди молодежи, а также «недопущение распространения радикальной и другой деструктивной идеологии в информационном пространстве, прежде всего в Интернете».

– Владимир Анатольевич, у вас серьезный опыт правоохранительной деятельности и огромный жизненный опыт. Что происходит с людьми? Вот эти цифры – 1183 преступления террористического характера и 442 преступления экстремистской направленности – это только сухая статистика, но за каждым преступлением стоят живые люди. Откуда эта агрессия, ненависть, ползущая по мировой паутине?

– Увы, неприязнь одних к другим на национальной и (или) религиозной почве, – а это самые распространенные причины социальной агрессии — были всегда и, вероятно, будут и в будущем, пока сохраняется этническое и религиозное многообразие мира. Об этом свидетельствует история человечества. Вспомните казни первых христиан, потом охоту на ведьм, инквизицию, религиозные войны и прочие проявления коллективной ненависти.

Сегодня интернет-пространство позволяет дать волю самым агрессивным человеческим чувствам, так как хейт в Сети обеспечен анонимностью и обусловлен чувством безнаказанности. Хейт – с английского языка hate — ненавидеть.

Общими словами, хейтер – ненавистник, злобный комментатор в соцсети, который не заботится о том, какие чувства вызовет его комментарий. Он специально выбирает самые оскорбительные обороты и картинки.

Правда, нужно разделять критику и хейтерство, так как критика может быть конструктивной и даже жесткой, хейт же всегда оскорбителен и направлен на унижение объекта своей неприязни.

– Почему хейтеры активизировались именно сейчас?

– Одной из реалий современного мира является распространение киберненависти. Высокоскоростной Интернет стал многим доступен. Очень многие лица, страдающие как различными фобиями, так и маниями, переселились в Интернет. Сидя дома на диване, можно безнаказанно достать того, кто находится за тысячу километров, зная, что он до тебя не доберется. Например, по подсчетам специалистов, в течение трех недель в мире 80 000 пользователей запостили агрессивные твиты.

Есть мнение, что социальные сети вообще зарабатывают на хейтерстве, способствуя его росту. По некоторым данным, реклама «групп ненависти», несмотря на периодические блокировки в Facebook, принесла социальной сети в прошлом году около $1,6 миллиона 38 таких групп выпустили 4,9 тысячи рекламных постов – против мигрантов, ЛГБТ, мусульман, в поддержку национализма.

Кстати, одними из самых активных хейтеров можно назвать религиофобов с одной стороны (не путать с атеистами) и религиозных активистов – с другой. Например, по данным Всемирного еврейского конгресса, антисемитское заявление публикуется в «Фейсбуке» и «Твиттере» каждые 83 секунды.

Вспомнилась история пятилетней давности. В Новосибирском государственном академическом театре оперы и балета прошла авторская премьера спектакля «Тангейзер», после чего в прокуратуру с жалобой на оскорбление своих чувств обратились православные верующие. Две тысячи человек приняли участие в массовом митинге с требованием запретить постановку. В результате директора театра уволили. Но в защиту спектакля через несколько дней выступили четыре тысячи новосибирцев! В социальных сетях были созданы противоборствующие сообщества, которые не стеснялись в выражениях и даже распространяли угрозы в отношении своих оппонентов. Правда, тогда обошлось без массовых конфликтов в городе.

– Можно ли как-то соотнести хейтеров и хейтерские группы с экстремизмом и экстремистскими организациями?

– Конечно, если хейтер или группа хейтеров от оскорблений переходит к угрозам, которые вполне сможет осуществить. В различных странах правоохранительные органы начали реагировать на хейт, содержащий угрозы в соцсетях. В Германии хотят ввести уголовное наказание для хейтеров и экстремистов. В последние годы все чаще появляются изготавливаемые предположительно правыми экстремистами списки их предполагаемых политических противников. В земле Мекленбург – Передняя Померания в 2017 году был найден список, содержащий 25 тысяч фамилий. Есть сведения о списке под лозунгом «Мы до всех вас доберемся».

В полиции земли Северный Рейн – Вестфалия, в ведомстве по борьбе с киберпреступностью, существует специальный отдел, специализирующийся на языке ненависти, или hatespeech. В этом отделе рассматриваются все заявления, связанные с комментариями и электронными письмами языка ненависти. За полтора года существования отдела, с начала 2018 года, в 80 рассмотренных заявлениях были установлены правонарушения и заведены уголовные дела.

Американские ученые, проанализировав англоязычные группы хейтеров в Facebook и «ВКонтакте», пришли к выводу, что борьба с ними пока не принесла результатов. У этих сообществ нет четкой структуры, определенных лидеров, они быстро распадаются и воссоздаются вновь, постоянно меняют платформы. Феномен хейтерства распространяется во всем мире, и это серьезная общественная проблема. Сетевая структура вообще не предполагает, что группы в блогосфере, созданные на почве хейтерства, принимают форму централизованных организаций. Однако вербовщики из экстремистских и террористических сообществ получают возможность пополнять свои ряды, разыскивая своих будущих соратников среди участников хейтерских групп.

Ученые в Великобритании недавно использовали блоги, чтобы изучать экстремистские и террористические организации. Интернет позволяет свободно распространять расистские и экстремистские взгляды, общаться с людьми в любой точке мира. Особенно пропаганде ненависти подвержена молодежь, преобладающая в Сети. И если десять лет назад ученые осторожно предупреждали об опасности групп хейтеров, то сейчас ситуация вошла в острую фазу.

Практическое применение онлайн-хейтерства проявило себя в атаке на мечети в Крайстчерче (Новая Зеландия) совсем недавно, 15 марта 2019 года. Нападавший вел прямую трансляцию в Facebook, на оружии были надписи об исторических событиях, упоминавшихся в кросс-континентальных кластерах ненависти.

– Какие факторы повышают вероятность подобных кризисов?

– Высокая степень интерактивных коммуникаций, скорость обмена информацией прежде всего. Она разлетается по миру моментально. Где-то в мире произошел межнациональный или межконфессиональный конфликт, а через десять минут об этом уже знают все желающие. Как пример – распространение информации о событиях на границе Армении и Азербайджана и ее влияние на взаимодействие соответствующих органов.

– Какова программа действий, как недопустить преобразование хейтерства в экстремизм и даже терроризм?

– Если администрация какой-либо соцсети ликвидирует группы хейтеров, они быстро воссоздаются и мимикрируют. Иногда пробуют одновременно забанить множество мелких кластеров внутри одного большого, закрыть аккаунты пользователей групп ненависти, выбранных случайным образом, поссорить хейтеров, используя подложные аккаунты, но это также малоэффективно.

В данном случае я вижу три метода. Первый – реальная эффективность специальных подразделений правоохранительных органов и спецслужб по выявлению и пресечению в киберпространстве угрозообразующей деятельности хейтерских групп, представители которых несут реальную опасность обществу, провоцируя людей, особенно молодых, к угрозам и насилию. Второй – долгая и лишенная публичной славы работа по воспитанию, в первую очередь у молодежи, неприятия самого чувства человеконенавистничества.

К слову, в этом году принята новая редакция краевой программы «Противодействие экстремизму и идеологии терроризма в Алтайском крае», рассчитанная на пять лет. В качестве приоритета в ней определена поддержка и трансляция уникального опыта межнационального взаимодействия в нашем регионе. Мы будем рассказывать о многочисленных примерах добрососедского и уважительного отношения людей друг к другу в Алтайском крае.

Третий метод – это поиск и привлечение к профилактической работе против распространения хейтерства и, как следствие, идеологии экстремизма реальных общественных авторитетов, национальных и религиозных лидеров.

– Насколько сегодня важна роль, например, духовного или этнического лидера для профилактики хейта?

– Очень важна, если это такой авторитетный человек, слово которого способно остановить агрессию. Был такой момент в карабахском конфликте, когда разъяренные толпы азербайджанцев и армян готовы были броситься друг на друга. Но вышел священник, перед которым и те, и другие опустили глаза и не посмели приступить к насилию друг против друга. И в Алтайском крае есть сегодня такие харизматические личности, которые делают все для мира и согласия между народами в нашем регионе. Например, назову митрополита Сергия, благодаря визиту которого в Грузию в прошлом году были привезены грузинские иконы и представлены в одном из храмов Барнаульской епархии, а священник по рекомендации владыки немного выучил грузинский язык, благодаря чему представители грузинской диаспоры с особой любовью стали посещать храм. Назову священника армянской церкви в Алтайском крае отца Маштоца, чей безупречный общественный авторитет и чье слово являются решающими для всей армянской диаспоры региона. Нельзя не упомянуть главу Духовного управления мусульман Фагим-хазрата, который своим авторитетом на протяжении многих лет противостоит распространению радикальных идеологий в исламском сообществе края.

Ясно, что распри в Сети враз не остановить. Нужны грамотные терпеливые модераторы, которые будут формировать у пользователей культуру сетевого общения, напоминать им о рамках приличия и духовности, свойственной любой нации, любой религии. Хотел бы посоветовать религиозным деятелям различных конфессий края обратиться к блогосфере и мессенджерам, выступать перед паствой через Zoom, на каналах YouTube, говорить о мирном сосуществовании народов, живущих в России. Мы готовы к диалогу на эту достаточно сложную и многоаспектную тему.

Подготовлено управлением печати и массовых коммуникаций совместно с газетой «Алтайская правда».

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите, пожалуйста, необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам. Заранее благодарны!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Реклама

Читатели на сайте

Вверх