16+

Газета «Первомайский вестник»

Главная / Статьи / Из истории Покровской церкви, села Сорочий Лог и его обитателей
21.10.2020 12:17
  • 23

Из истории Покровской церкви, села Сорочий Лог и его обитателей

То, что оставалось от старой церкви...

Когда-то, до 1936 года, в нашем селе Сорочий Лог действовала Покровская церковь. Она стояла в центре населённого пункта, раскинувшегося по обоим берегам речки Большая Черемшанка. Село имеет почти трёхвековую историю, и теперь уже трудно сказать, кто были первопоселенцами. Скорее всего — крестьяне из соседнего волостного села Белоярск. Позднее, в конце 19 века, здесь стали селиться переселенцы из европейской части России. Столыпинская реформа привела сюда крестьян из Рязанской, Пензенской, Саратовской губерний, из мордовских и чувашских краёв, а также из Прибалтики, Белоруссии и Украины. Потом сюда депортировали немцев с Поволжья (в период Великой Отечественной войны), да ещё добавились комсомольцы-целинники в пятидесятые годы 20 века. Так в нашем селе образовался многонациональный переселенческий ареал. Теперь, можно считать, все мы русские.

ИЗНАЧАЛЬНО ДЕРЕВНЯ тянулась одной улицей вдоль правого берега речки Б.Черемшанка. Волостное начальство, как и церковь, было в двадцати верстах и туда можно было на добрых конях доехать и вернуться обратно за световой день. Потребности в начальниках случались не часто, а вот посетить храм было насущной нуждой православных крестьян из Сорочьего Лога. Ездить часто на службы в такую даль нет времени. Вот и решили строить свою церковь. Волостным управлением было дано разрешение на её возведение в деревне, и, соответственно она получит затем статус села. Миром собрали средства и всем же миром быстро построили стены, рубленные из желтых струганных лиственничных брёвен. Купол пригласили изготовить мастера из волостного села. Тот соорудил деревянный каркас и обшил его тонкими листами жести, потом покрасил яркой голубой краской, которая хорошо выделялась на фоне зелени берёз и сосен.

Лесоматериал жители заготавливали в салаирской тайге и по зиме на конных санях вывозили в село. Оттуда же привезли и крупные камни известняка для фундамента. Строили опять всем миром, но руководил стройкой приезжий мастер, который привёз чертежи типового храма, каких он же успел построить множество в этих краях. Здание строили на высоком фундаменте из бутовых камней, скреплённых известковым раствором. Местные кузнецы выковали затейливые решётки на окна и изготовили в таком же стиле металлические звенья ограды. С южной стороны была высокая колокольня с дюжиной звонких колоколов, перелив от которых был слышен даже в соседних сёлах.

Венчал церковь традиционный купол с крестом. В храм вели три двери, одна из которых располагалась после высокого крыльца с перилами. Это был парадный вход. Внутри имелось довольно скромное убранство с необходимыми атрибутами православной религии. Две круглые печи, обшитые железом, топили дровами, но тепла не хватало на всё большое помещение и зимой было прохладно. Иконостас был традиционным со всеми святыми угодниками, но среди икон было несколько старых, привезённых переселенцами из центральной России. Лики на этих иконах потемнели от времени и с трудом можно было в них угадать Николая Угодника и Матерь Божию. Сельские прихожане гордились этими иконами и всегда останавливались подле них, крестясь и прося прощения за все свои прегрешения и грехи.

РЕВОЛЮЦИЯ ПРОКАТИЛАСЬ и через наше село. Белые стреляли в красных, а красные убивали белых. Через эту войну в мирном селе начались разлад и вражда. Поутихла она в годы НЭПа, но с началом коллективизации возобновилась вновь. Те, кто были за красных и сочувствующие им, — первыми пошли в колхозы, коих в селе образовалось три. Те, кто были за белых, не хотели коллективизации и боялись расставаться с богатством, нажитым своим трудом. А богатство состояло из добротных домов да сараев, полных скота. Земли было у всех одинаково и много, так как при переселении из европейской части России все получали большие наделы плодородных земель на мужские души. Работай, не покладая рук, и будешь зажиточны, но…

В 1930-м году началось раскулачивание. Уже был печальный опыт разорения богатых подворий десятилетием раньше, когда создавались в стране коммуны. Тогда коммунары Сорочьего Лога отнимали всё имущество и свозили за село на хутор, где стояло несколько домов. Брошенные в селе зажиточными крестьянами дома коммунары разобрали по брёвнам, перевезли на хутор и там собрали. В них и разместились строители новой жизни.

Летом 1936 года во всей стране обострилась борьба с религией. В большинстве своём монастыри и церкви не только закрывали, но и уничтожали имущество, растаскивали по домам всё, что может пригодиться в хозяйстве. Под распевание партийных гимнов перед храмами жгли костры из церковных книг и икон.

ВЕСТЬ О ЗАКРЫТИИ храма в Сорочьем Логу мгновенно разнеслась по селу. Народ стал стягиваться к сельскому совету, и все ждали председателя, который должен был вернуться из райкома партии с минуты на минуту. Церковный староста о чём-то шептался со старухами в цветастых платках и пёстрых передниках. Никто не заметил, как старушки внезапно исчезли из толпы крестьян.

Уже потом, и то в форме слухов, по селу пронеслась молва, что пожилые женщины побывали в церкви и под передниками вынесли самые ценные старинные иконы, оставив лишь на месте массивные серебряные и позолоченные оклады.

По просьбе сельчан в церкви в последний раз провели богослужение. В этот раз две пары венчались и несколько новорождённых напоминали своими криками о готовности к крещению. После обряда таинства крещения младенцев церковь была закрыта и уже вечером осквернена и разграблена. Комсомольцы сбросили с купола крест, а потом принялись снимать колокола. Активисты растаскивали по домам церковную утварь, одежды священников, а книги и иконы свалили в подвал, откуда они позднее исчезли бесследно. Потом, уже через несколько лет, в селе ходили слухи, что ценности из подвала вывезли в краевой центр, а вот алтарные двери неожиданно обнаружились в бане руководителя партийной ячейки. Этот хозяйственный товарищ соорудил из них полок в бане.

Здание отобрали у верующих осенью 1936 года и передали сельскому совету. В последующие годы церковь приспосабливали под склад для зерна, общежитие и уже перед самой войной из неё сделали сельский клуб. Внутри перед алтарём соорудили сцену, а за ней разместили кладовку для флагов и праздничных транспарантов.

Некоторое время настоятель церкви о. Михаил справлял все службы в небольшой сторожке, приспособленной под часовенку, по выходным. К нему по праздникам тянулось старшее поколение, которое никак не поддавалось атеистическому воспитанию и исправно отмечало все религиозные даты. Потом батюшка как-то незаметно исчез из села, и судьба его осталась неизвестной.

ПРОШЛО МНОГО десятилетий, а в центре села всё так же возвышалась старая церковь, окружённая соснами и берёзами. Правда, деревьев осталось совсем немного – в войну жители спилили их на дрова. Всё тот же купол, но с облезшей краской, высокое крыльцо и те же огромные двустворчатые двери. Не было колокольни. Рядом с парадными дверями высилась огромная поленница дров. Но это уже была давно не церковь, а сельский клуб с кинобудкой, танцами, концертами самодеятельных артистов на праздники. Церковь была построена в начале 20 века из толстенных лиственничных брёвен и обшита снаружи осиновыми досками. Со временем осина потемнела и приобрела платиновый оттенок. Особенно красиво смотрелись стены после дождя, когда усиливался их металлический блеск.

В историю канули три колхоза села Сорочий Лог, и после смены очередного престарелого генсека, страна решала продовольственную программу и здесь организовали молочно-овощной совхоз «Чесноковский». Новое сельхозпредприятие спланировали с самого начала убыточным, и вся его работа финансировалась государством. Краевому центру нужны были молоко и картофель любой ценой.

Село разрасталось, школу из семилетней сделали средней, началось жилищное строительство. Совхоз заказал генеральный план застройки в проектном институте. Приезжали архитекторы, и вскоре партийный комитет вынес на обсуждение готовый проект. В нём была предусмотрена хозяйственная и жилая зоны, с новыми улицами и новым мостом через речку. Прокладке новой улицы в центре села мешала старая церковь, которую предлагалось снести. Директор совхоза дал задание строительной бригаде приступить к разборке здания, но рабочие наотрез отказались это делать. Среди них были ещё те, кто крестился в этой церкви. Тогда пригласили бригаду шабашников. Так называли заезжих строителей с Кавказа, которые каждое лето приезжали строить фермы, склады, зерновые тока и типовые двухквартирные дома. Приезжие строители быстро раскидали брёвна, а вот с фундаментом справиться не смогли. Бутовый камень намертво оказался скреплённым известковым раствором.

Из церковных брёвен построили конюшню. Однако совхозным лошадям не суждено было зимовать в святых стенах – в одну из осенних ночей конюшня сгорела вместе с животными. На этом несчастья не прекратились. Один за другим стали умирать все, кто был причастен к сносу церкви, и первым был молодой директор совхоза.

ДОЛГОЕ ВРЕМЯ в центре села стоял заросший крапивой фундамент церкви. Потом местные жители стали потихоньку выворачивать камни и растаскивать по подворьям. На это как-то никто не обращал внимания, кроме одной женщины, которая заставила сына набрать камней и привезти на своё подворье.

- Сынок! На этих камнях стояла церковь, в которой венчалась моя мама, твоя бабушка. В ней крестили меня и пятерых моих братьев. Самый младший мой брат, а твой дядя, был крещён последним в 1936 году, после чего церковь закрыли. Я хочу, чтобы хоть часть этих святых камней были сохранены, и я надеюсь, что придёт время, когда их положат в фундамент возрождённой церкви. Я не доживу, может и тебя не будет в то время, но у тебя есть сыновья. Передай им моё пожелание.

Прошло почти полвека. Не стало богоборческой страны, новые власти дали полную свободу в возрождении православия и других конфессий. Той женщины давно уже нет на свете, и сын уже состарился, но завет своей матери он помнил всегда. Камни из фундамента церкви им были сложены в пирамидку посреди сада, и каждый год подле них цвели дивные цветы.

Село так же жило крестьянским трудом, но уже без коллективного хозяйства. Возникла потребность духовного возрождения. Во многих окрестных сёлах построили церкви, где регулярно вели богослужения. Тогда и жители Сорочьего Лога обратились в епархию с просьбой о строительстве храма. И вновь, как и в начале ХХ века, спустя сто лет, всем миром стали собирать средства на его строительство.

Внук той женщины перевёз святые камни из своего сада на выделенный под строительство новой церкви земельный участок и передал их настоятелю будущего храма. Перед началом строительства была совершена литургия и освящение закладки фундамента, в который положили святые камни от старой церкви.

В.А. РАССЫПНОВ, профессор АГАУ, доктор биологических наук.

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите, пожалуйста, необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам. Заранее благодарны!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Реклама

Читатели на сайте

Вверх