16+

Газета «Первомайский вестник»

Главная / Статьи / Лучшая служба в мире
28.07.2020 14:41
  • 5

Лучшая служба в мире

Юрий Силков на фоне спасательного снаряда.

Вы когда-нибудь слышали о спасательных подводных лодках (СПЛ)? Во всём мире их было только две – и обе принадлежали Военно-морскому флоту Советского Союза. Это были уникальные дизель-электрические подводные лодки проекта 940 «Ленок» (назвали в честь пресноводной рыбы семейства лососёвых). Основной их особенностью являлось наличие двух носимых самоходных спасательных снарядов – специальных средств, предназначенных для эвакуации экипажей с затонувших подводных лодок и размещённых поверх корпуса СПЛ в специальных ложементах. Их глубина погружения почти в два раза больше, чем самой субмарины. Один «Ленок» входил в состав Северного флота. Другой – Тихоокеанского, он был головной подводной лодкой, заложенной в феврале 1974 года на заводе имени Ленинского комсомола (Комсомольск-на-Амуре). На ней посчастливилось служить Юрию Алексеевичу Силкову, тогда ещё молодому пареньку из «сухопутного» Алтая.

1974-й – это и год начала его службы. 3 ноября он прибыл в учебный отряд, располагавшийся во Владивостоке, на мысе Чуркина. Около полугода матросы изучали, как устроена дизельная подводная лодка, её приборы и механизмы. А в апреле их распределили по кораблям 19 бригады подводных лодок, базировавшейся во владивостокской бухте Малый Улисс. Но сначала ребят, приписанных к экипажу «Ленка», отправили в Комсомольск-на-Амуре, где достраивалась спасательная подводная лодка.

- Каждое утро мы ходили из казармы через город на завод, осваивали материальную часть уже непосредственно той лодки, на которой будем служить, помогали заводским рабочим, — рассказывает Юрий Алексеевич. – А через полгода был произведён спуск «Ленка» на воду. Как и полагается, в торжественной обстановке, с бутылкой шампанского, разбиваемой о корпус судна.

Построенные лодки переправили по Амуру в сухом самоходном доке до Амурского лимана.

- Хорошее это время было для нас, молодых, — вспоминает Ю.А. Силков. — Мы только спали, ели, бездельничали, крутили кино, любовались пейзажами.

А потом началась настоящая служба. Новая подводная лодка должна пройти опытную эксплуатацию. Вместе со специалистами завода моряки проводили проверку работы систем, оборудования, устройств, комплексов в надводном и подводном положениях, погружаясь на все глубины, по указаниям офицеров исправлялись недочёты. Неприятности во время испытаний случались. Юрий Алексеевич помнит их все:

- Легли на грунт. Поступила команда на всплытие. А лодка не всплывает — все цистерны продули, выбросив весь водяной балласт. Наверное, слишком хорошо лодка сцепилась с грунтом. Но неожиданно с большой скоростью она пошла наверх бортом вперёд и, как пробка, выскочила на поверхность воды…

Приходилось нам и гореть. Испытывали в подводном положении имитационный снаряд. Он нужен для того, чтобы отвлечь противника от лодки. Располагался как раз в центральном отсеке, откуда происходило управление. Снаряд загорелся. Один из офицеров получил ожоги, а остальные – слава богу – отделались лёгким испугом. Правда, дембеля, кому месяц оставался до увольнения, сильно струхнули: уже на чемоданах сидели, а тут такое…

Один раз, когда выходили из подводного положения, не продулись цистерны на левом борту: не сработали клапана вентиляции. Пришли на базу, завалившись на борт. Члены экипажей других подводных лодок нашей бригады всё потом шутили по этому поводу.

Организовывались учения по спасению людей с «затонувшей» подводной лодки. Вот, как это происходило. ПЛ, имитирующая бедствие, ложилась на грунт. «Ленок» располагался рядом. Спасательные снаряды всплывали и пристыковывались к её аварийным люкам, моряки переходили на мини-субмарины и транспортировались на СПЛ, где им оказывалась помощь. Так происходила эвакуация «сухим» способом. Спасение могло происходить и «по-мокрому», на глубинах до 120 метров, – это была уже работа водолазов, базирующихся на «Ленке».

Предельная глубина погружения спасательной лодки проекта 940 – 300 метров. На такой глубине её корпус испытывает сильнейшее давление воды.

- Нам рассказывали, но мы как-то не особенно верили, что борта лодки сжимаются на больших глубинах, — говорит бывший подводник. – Решили это проверить. Когда начали погружаться, в самом широком месте отсека между переборками натянули шпагат. 50 метров, 100, 150 — натяжение постепенно ослабевает, а на глубине 300 метров верёвка уже заметно провисла. Никогда не забуду этот характерный звук пощёлкивания корпуса.

Прошёл «Ленок» и испытание штормом. Во время учений «надводников» недалеко от Петропавловска-Камчатского затонул снаряд. И для его поиска была вызвана СПЛ. Она шла в надводном положении в сопровождении группы кораблей, вертолётов. В Охотском море попали в бурю в 9 баллов.

- От сильной морской болезни страдали все, даже те, кто до этого никогда не жаловался на качку. Мне особенно тяжело было в первые сутки, а потом ничего, немного попривык.

Во время службы Юрия Алексеевича реально вытаскивать моряков из глубин не приходилось. А вот в октябре 1981 года в подводном положении вывели членов экипажа лодки С-178, затонувшей после столкновения с траулером. В связи с успешным использованием в ходе этих работ СПЛ известный советский подводник, Герой Советского Союза, вице-адмирал в отставке Г.И. Щедрин сказал: «Горжусь, что такая сложная операция, как переход под водой из одной подлодки в другую, впервые была проведена в советском Военно-морском флоте!»

Командовал тихоокеанской спасательной подводной лодкой «Ленок» в 70-х годах капитан 3-го ранга Юрий Николаевич Тимохин.

- Это был замечательный командир, — отмечает Ю. А. Силков. — За свою команду горой стоял.

Когда все испытания первой в мире СПЛ проекта 940 были завершены, по сложившейся с давних времён традиции в порту её встречали с музыкой, а для всех членов экипажа в офицерской столовой был накрыт праздничный стол, главным блюдом которого являлся зажаренный молочный поросёнок.

Юрий Алексеевич Силков начинал свою службу трюмным машинистом – в увольнение пошёл в должности командира отделения машинистов трюмных в звании старшины первой статьи. Его звали остаться на флоте, но тогда тянуло домой. А потом пришло сожаление, что были упущены возможности, не преодолены преграды на пути к мечте посвятить себя службе на море. Ведь ещё при прохождении призывной комиссии на вопрос, в какие бы войска хотел отправиться, он твердо ответил – на флот.

В моей семье хранится альбом в тёмно-синей бархатной обложке. В детстве с сестрой мы часто переворачивали тяжёлые страницы, рассматривая снимки подводных лодок, кораблей, молодого папы, Юрия Алексеевича, запечатлённого с его друзьями и командирами. Мы отлично знали, что подводная лодка с полосатыми огромными снарядами на корпусе предназначена для спасения людей, и на ней служил наш папа.

Автор: Марина МАХНИНА.

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите, пожалуйста, необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам. Заранее благодарны!

Оцените, пожалуйста, этот материал по 5-балльной шкале:

Выберите один вариант

Всего проголосовало 0 человек

28.07.2020 - 27.08.2020

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Реклама

Читатели на сайте

Вверх