16+

Газета «Первомайский вестник»

Главная / Статьи / Через годы, через испытания
02.03.2020 15:30
  • 12

Через годы, через испытания

Тамара Александровна Якимова.

Дети войны не были на фронте, но перенесли на себе все её тяготы – лишения, голод, потерю близких. Недоласканные и недолюбленные, лишённые счастливого детства, они, как умели и как могли, боролись за победу и восстановление страны после долгих четырёх лет войны.

В небольшой деревушке в Пермской области жила семья Опутиных, Александра Михайловича, 1902 года рождения, и Анны Васильевны, 1904 г.р. Надо сказать, что Аннушка Верхоланцева принадлежала к дворянскому сословию. Но, оставшись сиротой в 11 лет, была полностью подчинена своей тётке, которая выдала замуж Анну за зажиточного по тем временам Александра.

До войны в семье родились: Володя (в 24-м году), Гена (в 31-м), Павлик (в 35-м), Вера (в 39 году). А потом, когда Опутины перебрались в Добрянку, на свет появились Люба (в 41-м), Тамара (в 43-м) и Надя (в 48 году).

Несмотря на трудности деревенской жизни, мать, сама умевшая читать и писать, учила грамоте детей. Когда старший Володя добровольцем ушёл на фронт, красавица Анна Васильевна в одночасье поседела. Каждый день молилась за здоровье первенца. Володя остался жив, домой вернулся через семь лет после войны.

Как говорит моя собеседница, Тамара Александровна Якимова из с. Боровиха, сама она военное лихолетье помнит плохо в виду совсем юного возраста, но по рассказам матери и старших братьев знала, какие чудовищные переживания, утраты, голод и нищету пришлось перенести её семье.

Так вышло, что отец ушёл в другую семью и Анне почти не помогал. А та, как ломовая лошадь, впряглась в работу – лишь бы детей поднять. Ездила на лесозаготовку: женщины пилили чурки для паровозов, была обходчиком путей. В деревенскую страду всем скопом люди выходили в поля. А куда бабе грудное дитя девать? Брала хлебный мякиш, смачивала водой или молоком, в тряпицу завернёт – и ребёнку в рот вместо соски. Под кустик в люльку положит, а сама снопы вязать. Те детки, которые на ногах стоять умели, крутились возле своих матерей, колоски помогали собирать…

Старший сын Гена матери хорошо помогал: вязал лапти и для своих, и в обмен на продукты. Когда мать купила корову, жить стало легче.

«Горбушка чёрного хлеба и молочный кисель – ничего вкуснее в детстве я не ела, — говорит Тамара Александровна. – Кисель густой – ложка стоит. Наедимся и в огород на прополку. Садили картошку, репу, турнепс. Мы выжили только благодаря нашей маме. Она нас обшивала: вечером всех спать уложит, а сама за шитьё берётся. Песню тихонечко затянет, а мы под одеяла с головой спрячемся и слушаем. То заплачет, то опять запоёт…»

Потом Анна Васильевна все накопленные тяжёлым трудом сбережения потратила на покупку небольшого дома в посёлке Нагорный Губахинского района и корову Маньку. «Хорошая была корова, — вспоминает Тамара, — не бодучая и молока много давала. Покос у нас далеко находился. — Мама поднимала нас рано утром, давала небольшие грабельки, себе – косу на плечо да в котомке лук, хлеб и кувшинчик молока. Какая от нас помощь-то? Но всё равно ведь старались…» Помнит Тамара, как в один год их стог сожгли, а на другой год сено залило дождями. «Что делать? Мама его солила, чтоб не погнило, и просушивала на сквозняке. Корове такое сено даже больше нравилось».

Тамара очень любила животных, поэтому мечтала поступить в сельхозтехникум. А мать настаивала на медицинском. После семилетки поехала Тамара с подружкой поступать в город Кудымкар (Коми-Пермяцкий округ). А там на одной улице по левой стороне – сельхозтехникум, по правой – мед. «Думаю, что делать? Мать ослушаться не могу, расстроится. Отдала документы в медицинский, экзамены сдала. А потом забрала документы – и в сельхоз».

Анна Васильевна, конечно же, дочь отругала, но с выбором её согласилась. По словам Тамары Александровны, учиться было интересно, но тяжело. Денег ни на что не хватало. Стипендия была крохотной: на первом курсе – 14 рублей, на втором – 16, на третьем – 18 и на четвёртом – 20 рублей. «Мама раз в полгода передавала мне посылочку и пять рублей денег. А ведь она тогда уже болела, но за любую работу хваталась, чтобы поддержать нас, детей. У неё пенсия по инвалидности 12 рублей всего». Выручала студенческая столовая, где всегда кипяток был, и хлеб на столах горой.

После техникума отправили Тамару зоотехником в колхоз «Знамя», председатель определил её на постой к бабке Ульяне. Та как раз картошку копала. «Стою, бабку разглядываю. Кричу ей, может вам помочь?» Та разогнула спину, посмотрела на меня и прошамкала: «И чего ты, синичка, можешь-то? На тебя дунь – улетишь» и засмеялась. Э-эх, кабы знала она, сколько я могу да умею… Потом мы с ней дружно жили».

Колхозные фермы были разбросаны одна дальше другой. Чтобы все объехать, Тамара забиралась на лошадь Рыжуху – и в дорогу. Кобыла норовистая, непослушная.

Бывало, Тамара задержится на ферме, а Рыжуха ждать не будет, одна в деревню возвращается. Как она время определяла, никто не знал. Только частенько приходилось Тамаре по ночи шлёпать домой пешком. «Приду, думаю, накажу, заразу, — смеётся Тамара Александровна. – А гляну на неё – глаза невинные, ну прям ангел. Как такую накажешь?!»

Через несколько лет Тамара вернулась в родительский дом. Устроилась в суд делопроизводителем. Она быстро училась, набиралась опыта у старших товарищей. И уже через год её поставили судебным исполнителем. Потом Тамару «переманили» на службу в милицию: в паспортном столе работала, в комиссии ПДН. Отправили учиться в Калининградскую школу милиции.

Через какое-то время устроилась на завод «Метил» в п. Вильва Пермской области, где изготавливали порошок для запчастей к самолётам на основе формальдегидных смол. Тамара работала старшим аппаратчиком и заочно училась от завода. «Почему ушла на завод? Да потому что платили хорошо да ещё продуктовые талоны выдавали за каждую смену. Полуголодное детство то и дело напоминало о себе… Да и нарядиться хотелось, сапожки купить. А то ведь лапти да одна пара валенок на всех…»

Как-то Тамара увидела объявление о наборе молодёжи в Алтайский край на меланжевый комбинат с предоставлением жилья. Ей выписали комсомольскую путёвку, и вот она уже помощник мастера красильного цеха. Поначалу жила в общежитии, потом переехала в село Боровиха. После почти тринадцати лет работы на комбинате устроилась снабженцем на местный консервный завод. Следующие шаги – машинистка в сельсовете, секретарь в отделении милиции до самой пенсии и пятнадцать лет после неё.

На всех этапах жизни Тамара Александровна активно занималась общественной работой, художественной самодеятельностью. Для своих коллег готовила сценарии профессиональных праздников, выступала в составе агитбригад перед сельскими тружениками. Многие годы была селькором районной газеты. И сейчас остаётся оптимистичной, остроумной, верной себе. Пишет стихи. По молодости любила вязание, стряпню, много читала. Тамара Александровна постоянно на связи, и если нужен её совет или помощь, она всегда подставит своё плечо. В Боровихе пользуется заслуженным авторитетом и уважением.

Автор: Елена МАКАРЕНКО.

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите, пожалуйста, необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам. Заранее благодарны!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Реклама

Читатели на сайте

Вверх